October 29th, 2018

1

Как-то на встрече с Ю.Мухиным Вы обмолвились, что прочитав в отрочестве "Туманность Андромеды", поняли, что не хотели бы жить в мире описанного там коммунистического будущего. Почему? Что в нем было так плохо? (by chainastole)
Потому что это постядерный мир, в котором выжили, судя по всему, китайцы. Которые создали нищебродскую и стагнирующую цивилизацию, основанную на принципе "людишки перетопчутся" и "кабы чего не вышло".
То, что переход к коммунизму возможен только через ядерную войну, Ефремов говорил прямо и неоднократно. Однако интересно, кто в этой войне выжил. Судя по всему, выжил наиболее многочисленный и неприхотливый народ. Который впоследствии интегрировал остатки человечества.
Китайский стандарт чувствуется во всём. Начиная от односложных (максимум двусложных) имён, устроенных по китайскому образцу - "дзынь - дзынь". Всех героев зовут именно так, за исключением одной японки, у которой человеческое японское имя. Главный герой славянин. Но подчёркнуто, что славян очень мало и имя редкое. И оскорбительное - "Дар Ветер" - это ВЕТРОМ НАДУЛО, если по-русски. Кстати, так и есть: в романе указано, что его рождение не планировалось, просто противозачаточное средство не сработало... Кроме того, у них китайское летоисчисление (с кругами, "годом красной курицы") и упоминаются иероглифы (это, кажется, в Часе Быка - хотя сейчас принято "линейное письмо").
Но не это, конечно, главное. А нищета и крохоборство ефремовского мира.
Во всей мировой фантастике - фантастике Белого Мира, прежде всего американской - утверждается безграничный рост возможностей и потребностей человечества. Типа - выйдем в Космос, обретём безграничные ресурсы и заживём как боги. В ефремовском тощем и ублюдливом мире ничего этого нет. Чтобы запустить космическую экспедицию, приходится всем ужиматься, кушать меньше и всячески ограничиваться. Чтобы запустить радиопередачу в рамках "Великого Кольца" требует включения всех энергоресурсов Земли (хреновенькие же у них ресурсы). Звёздные экспедиции запускаются с минимальным запасом топлива - из-за нехватки которого и возникает начальная коллизия романа. Гениальному физику предлагают подождать с экспериментом по пробою пространства лет сто-двести, пока эти осторожные люди не построят ещё одну атомную станцию на Луне. А что он к тому времени помрёт - так это ничего, главное экономия.
Экономия там вообще советских масштабов. Нет даже сверхскоростного транспорта - время местных жителей недорого стоит. Ограничено телевидение и даже радиопередачи - от них, знаете ли, ВРЕД. Быт очень простой - нефиг роскошь разводить. Чтобы оценить уровень:
"К утру он входил в своё постоянное жилище, неподалёку от обсерватории Совета, которое не успел ещё переменить. Дар Ветер открыл продувочные краны в обеих своих комнатах. Спустя несколько минут вся накопившаяся пыль исчезла. Дар Ветер выдвинул из стены постель и, настроив комнату на запах и плеск моря, к которому он привык за последнее время, крепко заснул."
То есть герой живёт в двушке, причём настолько тесной, что кровать выдвигается из стены. А потом он отправляется на подводные титановые рудники, ага. Странно, что нет голода. Хотя он наверняка есть: просто все "добровольно ограничиваются" какой-нибудь плошечкой риса. Это же так разумно.
Разумеется, детей держат в интернатах, без безотцовщины коммунизма не бывает. Есть специальный остров, где мамы имеют право воспитывать своих детей (но, видимо, таким детишкам ставят метки в личных делах).
– Мне невыносима мысль о разлуке с маленьким, моим родным существом, – продолжала поглощённая своими мыслями Низа. – Отдать его на воспитание, едва выкормив!
Веда нахмурилась.
– Одна из величайших задач человечества – это победа над слепым материнским инстинктом. Понимание, что только коллективное воспитание детей специально отобранными и обученными людьми может создать человека нашего общества. Теперь нет почти безумной, как в древности, материнской любви.
Да, охуенчик - "победа над слепым материнским инстинктом". При этом каждая женщина должна родить двоих. "Долг перед обществом".
Кстати, памятники прошлого там уничтожаются под разными предлогами. Они там нашли многотонного золотого коня и пустили его на топливо для звездолётов. Серебряные ложечки, видимо, переплавили ещё раньше.
Есть также "остров Забвения", куда ссылают диссидентов. Условия жизни там, насколько я понял, дрянные даже по меркам этого нищего общества. Ну и, конечно, они полностью изолированы, ни одно сказанное ими слово не просочится вовне.
Ну и охраняет это всё "организация ПНОИ — психологического надзора". Кто бы сомневался!
А ведь Ефремов не был злым или дурным человеком. Просто коммунизм не бывает хорошим. Это всегда мерзость, нищебродство и гниль, даже если его пытаются выставить с самой что ни на есть лучшей стороны.
ПЕСНЬ ВТОРАЯ

Двадцать дней как плыли каравеллы,
Встречных волн проламывая грудь;
Двадцать дней как компасные стрелы
Вместо карт указывали путь,
И как самый бодрый, самый смелый
Без тревожных снов не мог заснуть.

И никто на корабле, бегущем
К дивным странам, заповедным кущам,
Не дерзал подумать о грядущем;
В мыслях было пусто и темно;
Хмуро измеряли лотом дно,
Парусов — чинили полотно.

Астрологи в вечер их отплытья
Высчитали звездные событья,
Их слова гласили: «все обман».
Ветер слева вспенил океан,
И пугали ужасом наитья
Темные пророчества гитан.

И напрасно с кафедры прелаты
Столько обещали им наград,
Обещали рыцарские латы,
Царства обещали вместо платы,
И про золотой индийский сад
Столько станц гремело и баллад…

Все прошло как сон! А в настоящем —
Смутное предчувствие беды,
Вместо славы — тяжкие труды
И под вечер — призраком горящим,
Злобно ждущим и жестоко мстящим —
Солнце в бездне огненной воды.